Opinion: Spectre of Extinction Haunts the Ghost of the Mountains

Bishkek (AKIpress) - In terms of news coverage the Snow Leopard tends to be overshadowed by its larger cousins - the lion took centre stage at the recent CITES Conference, where governments set the rules for international trade in endangered animals and plants. But the Snow Leopard is just as deserving of our attention. Fortunately, this has been recognized by the President of Kyrgyzstan, and an initiative was launched to promote the Snow Leopard’s conservation. The response was encouraging, with all of the Range States signaling their willingness to take action.

One of the outcomes of the Kyrgyz Government’s initiative has been the establishment of the Global Snow Leopard and Ecosystem Protection Programme (GSLEP), which brings all the Range States together to develop management plans for the landscapes used by the Snow Leopards. This month sees a major awareness-raising event at the UN’s New York Headquarters leading to International Snow Leopard Day on 23 October.

One of the goals set under this programme was to designate 20 high priority landscapes, vital for the survival of the Snow Leopard and the animals that make up its prey. This goal was actually exceeded as 23 such landscapes have been identified. However, despite the fact that one third of the Snow Leopard’s range falls within 100 kilometres of international frontiers, only one of those landscapes is transboundary.

It is difficult even for experienced experts to find Snow Leopards, whose numbers are thought be in the region of 3,000 to 8,000 – the estimates are imprecise because the species is so difficult to study – because the cats’ huge range is high up in the Himalayan and Altai mountains. With so few animals in so large an area, it is vital for the Snow Leopard’s survival that sufficient habitat is placed under protection and that the different areas are connected.

The inhospitable nature of the Snow Leopard’s sparsely populated habitat does not guarantee that the elusive cats are spared exposure to dangers from humans. The animals have been hunted for their pelts and other body parts for use in traditional Chinese medicine. Climate change is also affecting the mountains. More areas are becoming suitable for pasture, constricting the Snow Leopard’s territories and just as important those of its prey species and increasing the likelihood of encounters with human beings. For farmers eking out an existence by raising sheep, losing even small numbers of livestock can have devastating financial consequences, so it is little wonder that they consider the Snow Leopard a threat.

Any efforts to conserve the Snow Leopard must contain two crucial elements. The first is recognition of the fact that being a transboundary animal – and therefore migratory under the definition of the Convention - the Snow Leopard has no regard for political borders and that international cooperation is therefore essential if conservation efforts are to succeed. More cross-boundary landscapes must be protected, and at a workshop convened by the Convention on Migratory Species and the NGO, Flora and Fauna International, eight such areas were identified as suitable candidates. Law enforcement and customs officers must collaborate to prevent illegal trade, and countries must learn from each other’s experience of involving local communities in conservation work.

Persuading livestock owners that they can coexist with Snow Leopards is the second indispensable element. The potential for developing ecotourism centred on the Snow Leopard is limited. In Rwanda there are enough gorillas habituated to human visitors there to make wildlife-watching viable. Only the hardiest of travellers are likely to be willing to trek on horseback in the wilderness foregoing modern amenities with no guarantee of sighting a Snow Leopard. At the very least, the relatively simple measures can be taken to prevent Snow Leopards killing livestock by constructing predator-proof corrals and facilitating simple insurance schemes to compensate farmers for any animals they lose to the cats.

The old orthodoxy that top predators have little impact on their environment is now being challenged, but there are still doubts about what influence Snow Leopards can have in so vast a range given their small numbers. But the Snow Leopard is a good indicator species – they depend on large intact ecosystems and their mountain habitat is surprisingly rich in animals and particularly plants. So if the cats are thriving, the chances are that the wider environment is in good health too.

The commitment of all the Range States is needed. China hosts 60 per cent of the world population of Snow Leopards. The Russian Federation is home to around 70-90 individuals, while Kazakhstan, Kyrgyzstan, Tajikistan and Uzbekistan, also have small numbers, 30-350 each. Although these are just a fraction of the entire population, the Central Asian countries host the northernmost populations, so protecting the animals here contributes to safeguarding their genetic diversity. Only by collaborating, can countries save their Snow Leopards. CMS and its NGO associates– NABU and Panthera – stand ready to lend their support to ensure that the international dimension of the efforts to safeguard the “Ghost of the Mountains” is fully taken into account.

By Bradnee Chambers, the Executive Secretary of the Convention on the Conservation of Migratory Species of Wild Animals.

 

###

Мнение: Угроза вымирания преследует призрака гор

 

Бишкек(AKIpress). С точки зрения освещения новостей, снежный барс, как правило, затмевается более крупными родствениками – так, например, лев занял центральное место на недавней конференции CITES, где правительства устанавливают правила международной торговли животными и растениями, находящимися под угрозой исчезновения. Но снежный барс так же заслуживает нашего внимания. К счастью, это было признано Президентом Кыргызстана, и началась разработка инициативы по содействию сохранению снежного барса. Ответная реакция была обнадеживающей, поскольку все государства ареала заявили о своей готовности принять меры.

Одним из результатов инициативы правительства Кыргызстана стало создание Глобальной программы по защите снежного барса и экосистем (GSLEP), которая объединяет все государства ареала для разработки планов управления ландшафтами, используемыми снежными леопардами. В этом месяце в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке состоится крупное мероприятие по повышению осведомленности о данной проблеме в честь 23 октября - Международного дня снежного барса.

Одна из целей, поставленных в рамках этой программы, заключалась в том, чтобы обозначить 20 приоритетных ландшафтов, жизненно важных для выживания снежного барса и животных, являющихся его добычей. Эта цель была фактически перевыполнена, поскольку было идентифицировано 23 таких ландшафта. Однако, несмотря на то, что одна треть ареала снежного барса находится в пределах 100 километров от международных границ, только один из этих ландшафтов трансграничен.

Даже для опытных экспертов трудно найти снежного барса, численность которых, как полагают, составляет от 3000 до 8000 особей – оценка является неточной, поскольку огромный диапазон проживания находится высоко в Гималаях и Алтайских горах и вид достаточно трудно изучать в таких условиях. При столь небольшом количестве животных в столь большом районе, жизненно важно для выживания снежных барсов, чтобы их среда обитания находилася под защитой и чтобы разные ее области были связаны.

Суворая, негостериимная природа малонаселенной среды обитания снежного барса не гарантирует, что неуловимым кошкам не угрожает опасность от людей. На животных охотились ради их шкур и других частей тела для использования в традиционной китайской медицине. Изменение климата также влияет на горы. Все больше районов становятся пригодными для пастбищ, сужая территории снежного барса и также важные територии его добычи, и увеличивая вероятность встреч с людьми. Для фермеров, влачащих существование лишь путем разведения овец, потеря даже небольшого количества скота может иметь колосальные финансовые последствия, поэтому неудивительно, что они считают снежного леопарда угрозой.

Любые усилия по сохранению снежного барса должны содержать два важных элемента. Во-первых, признание того факта, что, будучи трансграничным животным - и, следовательно, мигрирующим в соответствии с определением Конвенции, снежный барс не имеет никакого отношения к политическим границам и поэтому международное сотрудничество имеет важное значение для успеха усилий по сохранению. Необходимо обеспечить защиту трансграничных ландшафтов, и на семинаре, созванном Конвенцией о мигрирующих видах и НПО, Flora and Fauna International, восемь таких областей были определены в качестве подходящих обьектов. Сотрудники правоохранительных органов и таможни должны сотрудничать в целях предотвращения незаконной торговли, и страны должны учиться на опыте друг друга в привлечении местных общин к работе по сохранению.

Убедить владельцев скота, что они могут сосуществовать со снежными леопардами, является вторым незаменимым элементом. Потенциал развития экотуризма, сосредоточенного на снеженом барсе, ограничен. В Руанде достаточно горилл, привыкшим к посетителям, чтобы сделать жизнь дикой природы жизнеспособной. Только самые заядлые путешественники, вероятно, захотят отправиться на лошадях в пустыню, не имея современных удобств, без гарантии увидить барса. По крайней мере, можно предпринять относительно простые меры для предотвращения того, чтобы снежный барс убивал домашний скот, создавая защищенные от хищников загоны и облегчая простые схемы страхования, чтобы компенсировать фермерам любых животных, которых они теряют из-за барсов.

Старый верования, что хищники мало влияют на окружающую среду, сейчас поддаются нападкам, но все еще есть сомнения в том, какое влияние барсы могут иметь при столь обширном диапазоне и учитывая их небольшое количество. Но снежный барс является хорошии показателем (индикатором) - они зависят от крупных нетронутых экосистем, а их горная среда обитания удивительно богата животными и особенно растениями. Поэтому, если барсы процветают, есть вероятность, что окружающая среда тоже находится в хорошем состоянии.

Необходимо согласие всех государств ареала. В Китае проживает 60 процентов мировой популяции снежного барса. В Российской Федерации проживает около 70-90 особей, в то время как Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан также имеют небольшое количество - 30-350 особей. Несмотря на то, что это всего лишь часть всего популяции, страны Центральной Азии располагают самыми северными, защита животных здесь способствует сохранению их генетического разнообразия. Только совместными усилиями страны могут спасти своих снежных леопардов. CMS и ее ассоциированные НПО - NABU и Panthera - готовы оказать поддержку в обеспечении того, чтобы международный аспект усилий по защите «Призрака гор» был полностью учтен.

Подготовлено Бредни Чемберсом, Исполнительным секретарем Конвенции об охране мигрирующих видов диких животных.

Last updated on 13 October 2017

Type: 
Op Ed
Country: 
Afghanistan
China
Kazakhstan
Kyrgyzstan
Nepal
Russian Federation
Region: 
Asia
Species: 
Uncia uncia
Species group: 
Terrestrial mammals